Театр Дилижанс Тольятти
ХХV юбилейный
театральный
сезон
2016-2017
Главная » 2015 » Июль » 12 »
16:21
"Уютный фестиваль: высокие чувства, глубокие мысли и неожиданные решения". Олеся Борисова

 

Пять повернутых к зрителю рук — такова афиша 6-го уникального по своей природе фестиваля «Премьера одной репетиции», который проводит театр «Дилижанс», давно обративший на себя внимание и заслуживший особое уважение предвзятого тольяттинского зрителя. Это основная установка ТЮЗа — открытость здесь царит во всём. К зрителям особое доверие — им предоставляется возможность ответить почти на шекспировский вопрос: быть или не быть спектаклю в репертуаре театра. Зритель отвечает взаимностью: голосует честно, строго и непредвзято! 

 

Важно, что в этом году «Дилижанс» расширил масштаб: 7 дней, 13 спектаклей, разных по тематике, проблематике и стилю, от 6 участников — «О.С.Т.» (Екатеринбург), Димитровградского драматического театра им. А. Н. Островского, тольяттинского МДТ, «Колеса», «Варианта» и, собственно, самого «Дилижанса». Среди нововведений — новая система оценки проектов, предполагающая голосование по 10-балльной шкале. Работы рассматриваются с нескольких точек зрения: прогноз коммерческого успеха предлагается сделать бизнес-коллегии, актуальность и журналистскую оценку работам даст коллегия журналистов, а жюри из 12 человек-руководителей проектов (по числу постановок) оценивает творческую составляющую. 

 

«Фестиваль концепций» проходит на двух площадках: традиционном главном зале театра и малой сцене «Чёрный квадрат». Последний — особое место: здесь зритель, преодолевая хаос мыслей, серию самых неудобных, дерзких вопросов и неожиданных для себя ответов, приходит к ясности и пониманию. Это вызов внутреннему себе. На то он и «Черный квадрат» — никогда не поймешь, какой стороной повернется и что скрывается за темным полотном, ожидающим терпеливого и вдумчивого зрителя. 

 

Все работы проникнуты любовью и состраданием: это всё о людях, об их слабостях, чувствах, пороках, настоящей безудержной любви и дружбе, взаимопонимании, долге, чести и предназначении, фантазиях и роковых обстоятельствах, встречающихся на пути.
 

* * *

 

22 июня. Фантазии и абсурд.


Первый проект фестиваля, правда, проходящий вне конкурса, — работа екатеринбургского «Открытого студийного театра». Иначе и быть не могло: такой честный и искренний фестиваль должен был открыть театр именно с таким названием — здесь чувствуется и неприкрытость, и доверие, и камерность. 

 

«Фантазии Фарятьева» — красивая, пластичная и музыкальная работа по мотивам пьесы Аллы Соколовой о том, как тяжело быть Поэтом, в самом широком смысле этого понятия. История о любви, непреодолимом чувстве и уходе от реальности в мир сна и фантазии. Любовь предстает в этом произведении разрушающей силой, лишающей человека выбора и способной погубить.

 

 

Сократив пьесу с 72 страниц до 34, режиссер Ирина Лядова не прогадала: психологическая напряженность и драматизм таким образом только нарастают, проходят тонкой нитью, которая так и норовит порваться в самый неожиданный момент — любовь оборачивается безумием, объятия превращаются в тиски, а многоголосие в спектакле только нагнетает обстановку, замыкая мысли зрителя на осознании: «Сейчас случится что-то страшное». И единственное светлое пятно — Павел Павлович Фарятьев, существующий в своем воображаемом, придуманном мире - способен найти выход. А уж насколько он приемлем, решает каждый сам.

 

Конечно, фантазии сложно уживаться с действительностью — об этом говорит беседа Саши с Павлом, в которой героиня поясняет: нельзя говорить всё, что взбредет в голову. Первый вопрос — почему? И впоследствии становится ясно: потому что для Павла реальность — другой мир, здесь царят другие законы и много условностей, фантазия же более действительна и легко ощутима. 

 

Работа полна символизма: герой ходит без ботинок, в прямом смысле поднимаясь всё выше над землей, наряды героинь меняются о черного до контрастного и трагического сочетания красного с белым, а слепое чувство любви показано через физическое ослепление героев. 

 

Обращает на себя внимание органично подобранное музыкальное сопровождение: композиции К. Ф. Глюка, Ф. Шуберта и Р. Вагнера — не деталь, а атмосфера, в которой разрешаются конфликты героев, — Александры, Любы, их матери и человека с другой планеты, уже не понимающего земной жизни. Драма выходит за рамки одной семьи, трансформируясь в мировой вопрос о муках любви и непонимания. 

 

Зрители высказывали благодарность актерам и режиссерам спектакля, отмечая графически выверенный рисунок героев, их харизматичность, хореографическую пластику, подмечая особые «фишки» в профессиональной игре, интересное световое оформление сценического действия. К слову, спектакль напомнил прошлогоднюю работу театра «Вариант» о трагическом столкновении мечты и с действительностью — «Мужчина. Женщина. Пистолет». На прошлом фестивале у зрителя было к ней много вопросов, однако, как показалось, она была более правдива, хоть и с меньшим акцентом на визуальный план. 

 

И всё-таки если вы любите более динамичные постановки и плохо переносите истерики на сцене, то эта постановка не для вас. 

 

* * *

 

Следующей театральной работой первого дня фестиваля стал проект Драматического театра имени А.Н. Островского «Лысая певица» по одноименной пьесе Эжена Ионеско — интересное прочтение неординарной пьесы, насколько оно вообще может быть оригинальным и неожиданным. В этом мире говорят одно, а делают другое, самые близкие не слышат, не видят, не узнают друг друга — вроде абсурд, бессмысленность, а вроде символизм — каждодневные и вполне жизненные ситуации, происходящие с нами. Чем-то это напоминает процесс, когда забываешь переключить раскладку клавиатуры с английского на русский, — ltkftim dc` ghfdbkmyj? Yj ybxtuj yt gjyznyj (ой, делаешь всё правильно, но ничего не понятно). Нормальное становится удивительным парадоксом, и парадокс — нормой. 

 

 

В постановке, как и в произведении, речь «купирована», причинно-следственные связи нарушены, элементарные фразы звучат парадоксально и нелепо, придавая действию юмора и задора. По сути, пьеса о человеческом общении, невозможности понимания и отчуждения должна быть трагична, но нет: мотив непонимания в работе Олега Александрова трансформируется в фарс, каламбур, клоунаду. Это начало театра абсурда, революционное, драйвовое, ещё лишенное острого трагизма, — поясняет автор постановки. 

 

Неожиданности нас настигают не только в диалогах, но во всей пьесе: из действующих лиц — две супружеские пары, служанка Мэри, капитан пожарной команды и, несмотря на название, никакой лысой певицы. Единственное логичное, что подстерегает зрителя, — это обыгранное в соответствии с ожиданиями место действия — Англия, поэтому нотки английского стиля наблюдаются во всем: в костюмах, манерах, речи и узнаваемых деталях национальной культуры. И, кстати, героев можно перепутать, одеты все одинаково, несут одинаковую околесицу, искать здесь индивидуальность - смысла нет.

 

Рассказывая об истории создания спектакля, руководитель проекта поясняет: это эксперимент, «Ионеско по-русски». Неслучайно в афише работа определена как «эскиз на тему абсурда». По жанру — это антипьеса: ни сюжета, ни кульминации, ни характеров, ни осознанной коммуникации, ни времени здесь нет. Несколько групп актеров по-своему ставили и переосмысляли пьесу по сценам, пытаясь выявить в эстетике театра абсурда творческий импульс, из которого и появился спектакль. Благодаря сравнению и анализу множества пробных групповых постановок такая эстетика была обретена, что и увидел зритель. 

 

Известный факт: название пьесы «Англичанин без дела» сменилось из-за оговорки актера. Но так ли случайны совпадения? «Лысая певица» как раз куда более подходящее название: то, что призвано, быть заполненным смыслом и красотой, оказывается неожиданно бессмысленным. Название пьесы и нетрадиционная форма «представления» побуждают к мысли, к неожиданным вопросам — не повторению простых готовых истин и клише, а живому и самостоятельному поиску объяснений. Однако под вопросом само понятие нормы, ведь то, что абсурдно для нас, для героев естественно и нормально, и наоборот.

 

Зрители подметили актуальность работы, «её убедительность и правдивость», несмотря на необычную форму. Интересовал вопрос преемственности — как оказалось, автор не учитывал опыт других постановок, спектакль полностью самостоятелен. Подметили и «немассовость» спектакля, так как проект рассчитан на определенную эмоциональную готовность. Интересно прозвучало сравнение театра абсурда с женской логикой. В общем, эксперимент удался!

 

Олеся Борисова

 



Категория: Пресса о театре | Просмотров: 411 | Добавил: diligence | Теги: пресса, рецензии, Олеся Борисова, Премьера одной репетиции 2015 | Рейтинг: 0.0/0
Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]