Театр Дилижанс Тольятти
ХХV юбилейный
театральный
сезон
2016-2017
Главная » 2015 » Июль » 12 »
16:42
Обзорная статья Вячеслава Смирнова о VI театральном фестивале "Премьера одной репетиции" (портал TLTgorod.ru)
Несбывшееся (с цензурой)

Несбывшееся (с цензурой)

 

Свастика и магендовид на тольяттинской сцене: итоги VI театрального фестиваля «Премьера одной репетиции»

 
Всю минувшую неделю в тольяттинском Театре юного зрителя «Дилижанс» проходил VI театральный фестиваль «Премьера одной репетиции». Как передает корреспондент TLTgorod, публике было показано 12 спектаклей. Участие в фестивале, помимо Тольятти, приняли театры из Екатеринбурга и Димитровграда. В некоторых проектах, представленных на сцене «Дилижанса», участвовали актеры тольяттинских театров «Колесо», Молодежный драматический театр, «Вариант».
 
 
Отличительная особенность фестиваля – зрительское голосование. Именно от решения зрителей зависит, какой из представленных проектов впоследствии войдет в репертуар театра. Я с изрядной долей скепсиса отношусь к подобному механизму принятия решений, но таков выбор театра.
 
 
Художественный руководитель «Дилижанса» Виктор Мартынов так высказывается по этому поводу: «…главная «фишка» нашего фестиваля - встреча со зрителем, возможность высказаться и повлиять на будущий спектакль. Следующий год покажет. Возможно, фестиваль будет расти и дальше, появятся эксперты, появятся номинации. Но то, что судьбу главного единственного проекта-победителя будут решать зрители, не изменится никогда».
 
 
Еще следует отметить то, что все показы после 19.00 (18.00) проходили в основном зале театра, а «ночные» показы в 21.00 (20.00) собирали публику в экспериментальном зале «Черный квадрат». Виктор Мартынов в обсуждениях группы, посвященной фестивалю, пояснил этот момент:
 
 
 «На самом деле все, во всяком случае «дилижансовские», работы были распределены по площадкам в самый последний момент, конечно, с учетом мнения авторов, но иногда и без учета. А какие условия лучше? В большом зале зритель в комфорте, в «квадрате» - актеры ближе».
 
 
Полностью программу фестиваля по ряду причин отсмотреть не удалось, поэтому о некоторых фестивальных проектах я лишь упомяну в своей статье, а вот о лично увиденных эскизах спектаклей я расскажу подробней.
 
 
Первый день фестиваля, 22 июня, был внеконкурсным. Екатеринбургский театр «О.С.Т.» представил пьесу Аллы Соколовой «Фантазии Фарятьева». На «ночном» показе зрители увидели проект Димитровградского драматического театра «Лысая певица» по Эжену Ионеско.
 
 
Детская площадка

Детская площадка

 

Маленький принц

Маленький принц

 
 
День второй, 23 июня, был ознаменован проектом Алексея Солодянкина и Михаила Суслова «Мастер и Маргарита» по Михаилу Булгакову. Довелось прочесть и услышать разные, но в основном хорошие отзывы о проекте. Забегая вперед, скажу, что руководство «Дилижанса» вне результатов конкурса приняло решение в дальнейшем включить этот проект в свой репертуар с развитием до полномасштабного спектакля. Здесь, в первую очередь, подразумевался коммерческий потенциал проекта.
 
 
Вечерний показ – проект Екатерины Федощук по одноактной пьесе Патрика Бессонна «Диалоги животных». Зритель Ольга Юрьева так отозвалась на интернет-форуме об увиденном:
 
 
 «Как это было здорово, что в обсуждении спектакля о мужчинах участвовали мужчины! Конечно, спектакль о бесполой комфортности, о страхе перед ответственностью, и как часто люди становятся старыми раньше паспортного срока, боясь перемен, новых эмоций, боясь даже счастья, в конце концов. Грустно, когда такой подарок – Жизнь - порой стоит не открытой коробкой».
 
 
С третьего дня, 24 июня, я уже мог судить о фестивале (субъективно, разумеется) не по чьим-то отзывам, а на основе личных впечатлений. Но первый же просмотр вызвал изрядное разочарование. Леонид Дмитриев представил свой проект «Федра» по произведению Жана Расина (также были использованы фрагменты трагедии Еврипида «Ипполит» и ряд других произведений). Не буду вдаваться в детальный разбор всех составляющих спектакля. Скажу о главном: мне, как зрителю, не хватало того леденящего ужаса, который, по идее, должен был исходить от произносимого со сцены текста. Публика слышала всего лишь сложные для восприятия современным зрителем словесные конструкции, не отдавая себе отчет в том, что на их глазах разыгрывается кровавая трагедия.
 
 
Но вот на «ночной» показ я шел уже целенаправленно: это был проект Алены Савельевой «Несбывшееся. Таня. Анна. Хельга». Дело в том, что молодой режиссер в 2014 году на базе тольяттинского Молодежного драматического театра осуществила свою дипломную работу – спектакль «Антигона» Жана Ануя. Находясь под впечатлением от прошлогодней работы, я ждал нестандартных ходов и от нынешнего показа Алены Савельевой. Текст композиции был составлен по дневникам и письмам реальных персонажей, чьи судьбы в той или иной степени олицетворили собой трагедии ХХ века: это блокадный дневник Тани Савичевой, дневник Анны Франк и письма Хельги Геббельс. Суть трагедии и переживаний героинь несопоставимы. Актрисы, исполняющие главные роли, для наглядности даже надевают нарукавные повязки с определенной символикой: красная звезда, магендовид и свастика. По поводу последнего символа мы обменялись репликами с автором проекта: дескать, согласно нынешнему российскому законодательству публичная демонстрация запрещенной символики может иметь определенные последствия. Сейчас ведь не важен даже контекст этой демонстрации. Помяните мое слово: при сохранении таких тенденций в ближайшее время будут запрещены кинохроника Парада Победы на Красной площади и, например, сериал «Семнадцать мгновений весны». Но не в этом суть. Ведь согласно историческим реалиям, все героини повествования в итоге погибают. Но вдруг, по замыслу режиссера, все они воскресают в определенный момент спектакля. После показа обсуждение получилось скомканным, потому что многих душили слезы. В эмоциональном плане проект «Несбывшееся» был, конечно, непростым испытанием.
 
 
День четвертый, 25 июня, я тоже ожидал с нетерпением: предстояло увидеть проект Дмитрия Марфина «Детская площадка» по рассказу Рэя Брэдбери. В Тольятти Марфин отличился как режиссер ряда массовых постановок, в которых в качестве актеров были задействованы дети. Вот и здесь, помимо взрослых актеров Антона Шибанова(Молодежный драматический театр) и Анны Митрофановой («Дилижанс»), были задействованы юные студийцы разных возрастных групп. С задачей дети и подростки справились блестяще, начиная от хореографии и заканчивая диалогами и даже довольно объемными для детского восприятия монологами. Вполне себе закручивающийся ужастик в духе Стивена Кинга вдруг разрушили неуместные нескладные стихи, выглядящие чужеродно во вполне органичном спектакле. О чем я и заявил режиссеру на обсуждении. Но тут же об этом и пожалел. Оказывается, стихи были написаны самими детьми – участниками спектакля! Дернул же меня черт за язык…
 
 
Злой спектакль

Злой спектакль

Дом Бернарды Альбы

Дом Бернарды Альбы

 
 
Поздним вечером состоялся показ «Плахи» Чингиза Айтматова (проект Екатерины Зубаревой). Но я его уже не увидел, о чем мне пришлось неоднократно пожалеть. Во-первых, причиной моего расстройства стали многочисленные положительные отзывы людей, к чему мнению я прислушиваюсь. Во-вторых (и тут я опять забегаю вперед), спектакль победил в номинации «Лучший проект фестиваля». А это значит, что в следующем сезоне зрители увидят его в виде театральной постановки. Приятную составляющую для закрепления успеха добавил тольяттинский благотворительный фонд «Духовное наследие»: проекту «Плаха» для постановки было выделено 25 тысяч рублей. Сумма не очень большая, но уже можно приступать к работе.
 
 
В пятый день фестиваля, 26 июня, зрители увидели не совсем обычный проект. Осуществлен он был не актером или режиссером, а музыкантом: Екатерина Завьялова со своим коллективом «Хольц-квинтет» (пять духовых музыкальных инструментов) представила проект «Маленький принц» Антуана Сент-Экзюпери. Известный актер театра «Колесо» Андрей Амшинский выступил здесь не в качестве актера, а в качестве «голоса», озвучки. Основное действие происходило на экране, куда проецировались создаваемые на наших глазах песочные рисунки художника Екатерины Чохели. Тем, кого заинтересовало слово «хольц», скажем: это просто «дерево» на немецком языке. Отсюда и духовые инструменты.
 
 
Вечерний проект театра «Вариант» - «Треклятая» по произведению Антона Чехова «Каштанка». Спектакль уже стоит в репертуаре «Варианта», и это его не первый и единственный показ. Но условия фестиваля – весьма демократичны, к мнениям и желаниям участников организаторы охотно прислушиваются.
 
 
Шестой день фестиваля, 27 июня – предпоследний, но именно в этот день заканчиваются показы фестивальных проектов. Определенного эмоционального настроя требовал проект Петра Зубарева «Злой спектакль» по текстам Клима. В театральной среде это знаковое имя: структура произведений Клима требует их особого произнесения, подачи. За относительно короткий промежуток времени на зрителя транслируется огромный объем текста. Работа актера с подобным материалом требует редкостной сосредоточенности, максимальной концентрации. Ну, и просто нужно обладать некоторой наглостью и самоуверенностью, чтобы взять на себя смелость исполнять тексты Клима со сцены. Как правило, актеры за время подобного спектакля теряют до трех килограмм собственного веса – настолько велика эмоциональная и физическая отдача при работе с материалом. Много лет назад я уже видел пару спектаклей по произведениям Клима в исполнении питерских актеров Валерия Поднозова и Александра Лыкова – Санкт-Петербургский театр «Особняк» как-то привозил их к нам на фестиваль «Новая драма». Вот и сейчас я томился от ожидания: сумеет ли тольяттинский актер воплотить эту ураганную проповедь, вовлечь зрителя в этот эмоциональный вихрь? Уже на обсуждении спектакля я привел пример, услышанный из вторых рук, однокурсница по Литературному институту как-то рассказала мне историю, произошедшую с ее родственником. Представьте: окончилась Первая мировая война, по России гуляет революция. Железнодорожная станция провинциального города заполнена эшелонами с военными, царят дезертирские настроения, солдаты арестовали своих офицеров и собираются расходиться по домам. И вдруг на станцию прибывает бронепоезд, перед неорганизованной толпой с пламенной речью выступает чернявый человек в очках, с кучерявыми волосами и бородкой. После его нескольких решительных реплик неорганизованная человеческая масса тут же строится в шеренги и колонны и под звуки оркестра отправляется на фронт. Это былЛев Троцкий. Так вот, спектакль совсем не об этом. Но сила «проповеди», или как еще называть такую подачу, настолько велика, что зрители, скорее всего, еще несколько дней будут приходить в себя после увиденного. В финале спектакля взбеленившийся персонаж-актер взбирается по веревочной лестнице вверх, к самым колосникам, и тут же в мерцающем и неожиданно гаснущем свете с грохотом падает на сцену с большой высоты. В темноте слышен суматошный топот бросившихся на помощь людей. Это, конечно, дешевый трюк. Но в программке спектакля указано: «Предупреждение: не рекомендован просмотр людям с сердечными заболеваниями и повышенной эмоциональностью».
 
 
Завершил фестивальный показ проект Ирины Храмковой «Дом Бернарды Альбы» по Гарсиа Лорке. Это мог бы быть ровный хороший спектакль для репертуарного театра. Во всяком случае, для фестивального формата он выглядел излишне традиционно. В нем – одни лишь женские роли. И тематика, разумеется, затронута самая основополагающая: эрос и танатос. Но одна сцена была уж очень хороша: как, избегая пошлых телодвижений и звуков, изобразить похоть? Вот эту невозможность реализации собственных желаний актрисы показали через неприкрытую боль и тоску. В принципе, если рассматривать коммерческую составляющую того или иного проекта, то и эта заявка вполне бы могла перерасти в формат спектакля.
 
 
В день подведения итогов, 28 июня, был показан спектакль – победитель предыдущего, V фестиваля «Премьера одной репетиции». Речь идет о постановке режиссера Леонида Дмитриева «Ночь после выпуска» по пьесеВиктора Тендрякова. Ранее я уже высказался нелицеприятно о работе этого же режиссера в рамках нынешнего фестиваля – спектакле «Федра», так что не буду развивать тему. Скажу лишь, что у меня возникло много претензий и вопросов по поводу увиденного спектакля.
Но не будем о грустном. Тем более, на фестивале преобладало столько разных и интересных работ. Тем не менее, итоги зрительского голосования были следующие. Ранее я уже писал, что Лучшим проектом фестиваля стала «Плаха» Екатерины Зубаревой. Победитель номинации «Лучший актер фестиваля» - Петр Зубарев (проекты «Федра», «Плаха», «Злой спектакль»): в онлайн голосовании его отрыв от остальных претендентов был настолько заметным и внушительным, что и в общих итогах сомневаться не приходилось. Победитель номинации «Лучшая актриса фестиваля» - Оксана Брыжатая (проекты «Несбывшееся», «Дом Бернарды Альбы»). Поначалу первенство здесь было неочевидным, поскольку голоса распределились между целым рядом актрис. Но в итоге победа была заслуженной: работа Оксаны достойна всяческого зрительского внимания.
 
 
Конечно, в конце можно было бы написать какую-нибудь ерунду, навроде: «Вот и закончился очередной театральный фестиваль! А впереди нас ждут новые проекты, встречи и впечатления!» Именно это я и написал. Но все же главная значимость фестиваля в том, что еще долго после его окончания можно будет размышлять о многих увиденных здесь проектах, которые смогли зацепить в той или иной степени. Озвучив выбор зрительского жюри, я все же выскажу и свои предпочтения (разумеется, речь идет лишь о тех проектах, которые довелось увидеть лично). Это «Несбывшееся» Алены Савельевой, «Детская площадка» Дмитрия Марфина и «Злой спектакль» Петра Зубарева. Всем спасибо!
 
 


Категория: Пресса о театре | Просмотров: 418 | Добавил: diligence | Теги: Вячеслав Смирнов, пресса, рецензии, Премьера одной репетиции 2015 | Рейтинг: 0.0/0
Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]