Театр Дилижанс Тольятти
ХХV юбилейный
театральный
сезон
2016-2017
Главная » 2013 » Ноябрь » 4 »
16:09
Конь в пальто
Роз и хризантем в конце спектакля коню никто не подарил. Может быть, потому, что зритель запомнил, что этот забавный деревянный скакун больше всего на свете любит совсем не траву, а… макароны по-флотски. Как папа. Собственно, он – папа и есть. И совсем не в том редком смысле, когда «папа – козел, а мама – коза», а совсем наоборот! Макарон в театральном буфете не подают, зато коней разводят буквально за стенкой – в бутафорском цехе «Дилижанса».

Куплю лошадку. Недорого.

Милая деревянная лошадка – качалка-скакалка-кричалка-обижалка и выполнялка всех самых серьезных детских заказов на счастливую жизнь появилась в доме сестренок Любы и Маши, когда та самая прежняя, первая, счастливая часть их жизни вместе с мамой и с папой заканчивалась, а они еще даже не догадывались об этом. Мамы умеют хранить от детей такие страшные секреты, как развод.

Собственно, развод и папин подарок – трогательная игрушечная лошадка – и стали центром пьесы не самого известного в стране драматурга и социального педагога Ольги Ширеновой.
Впрочем, пьеса написана в 1997 году, и в тринадцатом ей уже стукнуло шестнадцать лет отроду, хотя первая публикация молодого тогда еще автора случилась чуть позже, в двухтысячном. Разводов с тех пор меньше не стало, зато лошадей в детских маркетах уже почти не продают.

Говорят, пьесу в стране практически не ставили или ставили очень мало. Режиссер и худрук «Дилижанса» Виктор Мартынов решил подписаться под не самой популярной драматургией, чтобы выполнить миссию ТЮЗа – объединить народы и семьи, заставить дышать вместе взрослое и совсем еще сопливое население вопреки всем социальным и политическим прогнозам на демографические ямы и межпоколенческие разрывы по швам.

Впали в детство

У актрис Оксаны Брыжатой и Марины Ванюковой появилась возможность «впасть в детство» прямо на глазах у зрительного зала. Сестренкам, которых играет этот актерский дуэт, – от пяти до семи. Одна уже читает по слогам «Волшебника Изумрудного города» и понимает, как утешить в большом горе младшую сестру. Другая легко выбалтывает маленькие девичьи секретики, но до поры до времени верно хранит от мамы и соседки Ирки главный, придуманный старшей сестрой секрет: папа от них никуда не ушел, он просто превратился в коня и вновь станет человеком-отцом в день рождения Любы и Маши. А он у них – в один день. Скоро. Уже через неделю после первого занавеса спектакля.

И если на самых первых «петлях» отчаянной и громкоголосой «Беготни вокруг коня» мой зрительский глаз с последнего ряда легко ломает возрастные условности постановки и я вижу на сцене двух молодых актрис в девчоночьих ободках, пижамках и тапках, то уже скоро там появляются девчонки-дошколята, готовые побеситься без мамы и попрыгать через коня, как старшеклассники на уроках физкультуры. А потом поверить в папины глаза у коня из папье-маше или из смешной деревяшки на колесиках. Впрочем, сегодня в игрушечных магазинах таких коней днем с огнем не сыскать, а потому почти реликтовый акт игры в правдашнего папу уносит меня минимум на те самые шестнадцать лет назад, когда деревья были другими и кони ели макароны по-флотски…

Секрет о том, что папа больше не придет, Любе и Маше выдает соседская девчонка Ирка. Она чуть постарше завтрашних именинниц, и у нее тоже нет отца. Ушел в другую семью. Почти тот же актерский кувырок назад в детство. Ирка (актриса Екатерина Зубарева) – подросток, готовый присмотреть за малолетними подружками и наставить их на путь истинный игрой в аттракцион. Она настоящая, знакомая, живая, смешная девчонка в люминесцентных колготках и джинсовом мини «из моего подъезда».

Я виновата, конь!

Девичье трио из детской к концу спектакля заставило друг друга и зрителей поверить в то, что чудо вот-вот случится и конь станет отцом. Проверить эту девчоночью версию просто: надо одеть коня в папин шарфик и шапку, и, если он настоящий отец, непременно улыбнется дочуркам перед сном всем своим лошадиным ртом. Превращения в этой заданной драматургом сцене все еще не случилось, и на вопрос «кто-кто?» отзывалась неозвученная автором фольклорная реплика: «конь в пальто». Пальто – не шапка, без него в непогоду не уйти. А у них в семье та еще непогода!

Осталось только повлиять на маму, чтобы она попросила у деревянной лошадки прощения за то, что обидела скакуна, когда еще он был простым мужем и отцом. На актрису Анну Митрофанову режиссеру Виктору Мартынову и его именинным девчонкам подействовать удалось. Ну как же к ним, в белых нарядных платьях, не прислушаться, если ты нормальная мудрая мама?

Пара трогательных маминых признаний мужу-коню – и деревянная лошадка превращается… лошадка превращается…

Звонок в передней. И никакого лошадиного ржания. Верим!

Источник: "Городские ведомости" (№ 82 (1581) от 29 октября 2013 года), Наталья Харитонова



Категория: Пресса о театре | Просмотров: 1271 | Добавил: diligence | Теги: театр Дилижанс, беготня вокруг коня | Рейтинг: 0.0/0
Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]